Эта опция сбросит домашнюю страницу этого сайта. Восстановление любых закрытых виджетов или категорий.

Сбросить
Пользовательский поиск

В мире

G7 и Украина: особый подход

На ежегодном саммите «Большой семерки» в основном обсуждаются глобальные мировые проблемы. В текущем году, наряду с темами борьбы с терроризмом, необходимостью сокращать социальное неравенство в мире, создания крупнейшего в мире экономического блока при участии США и стран ЕС, а также глобальной экологии и климата, активно рассматривался и украинский вопрос. 

Несмотря на то, что в итоговом документе саммита украинско-российскому конфликту, по сравнению с другими обсуждаемыми темами, было выделено не так много места (и российская пресса уже вовсю смакует этот факт), в медийной плоскости агрессия России к Украине, пожалуй, стала одним из основных вопросов на пресс-конференциях участников мероприятия. Это и не удивительно, учитывая, что в дни проведения саммита, в Украине разворачивались нешуточные бои вокруг Марьинки, с использованием пророссийскими боевиками оружия, запрещенного Минскими соглашениями.

Обиженная Россия и унижение для Владимира Путина

Россия, аннексировав в прошлом году украинский Крым, была лишена привилегии быть участником «клуба» успешных стран. Не пригласили ее и сегодня. Канцлер Германии Ангела Меркель доходчиво объяснила «почему»: «У нас была хорошая дискуссия о характере «семерки». Все отметили, что для нас важно разделять общие ценности. В случае с аннексией Крыма и вмешательства в дела Донецкой и Луганской областей, Россия показала, что у нее с нами разные представления об этом».

Действительно, ни политический игнор, ни экономические санкции не способны изменить мировоззрение Кремля - заменить советское величие и имперские амбиции на цивилизованный диалог. О нереальности последнего, в частности, свидетельствуют заявления российских политиков и дипломатов, отреагировавших на такую позицию Запада. В частности, замглавы МИД РФ Сергея Рябков отметил, что, если Россию не желают видеть на саммите, то «мы и не напрашиваемся». По его мнению, Россия не выходила из «восьмерки», а «это коллеги по «восьмерке» вышли из российского председательства в прошлом году».

В свою очередь, заместитель председателя комитета Госдумы РФ по международным делам Александр Романович пошел еще дальше и заявил, что на саммите могут приниматься любые решения, но они никого и ни к чему не обязывают: «Этот формат не работает, это кастрированный формат».

Мол, встречи стран «семерки» предполагают экономическое обсуждение выхода из кризиса, а в текущем году обсуждается политический вопрос, в том числе, Украина.

Впрочем, никто из лидеров стран «семерки» не утверждал, что диалог с Россией будет строиться исключительно по украинской теме. Наоборот, в G7 дали понять Кремлю, что сотрудничество в решении конкретных проблем, как то: ядерная программа Ирана или конфликт в Сирии, не просто возможно, но и необходимо. Однако это вовсе не отменяет аннексии Россией украинского Крыма (о котором Запад все же не забыл) и эскалации ситуации на украинском же Донбассе.

«Это хорошо прозвучало в речи канцлера ФРГ Меркель о том, что «семерка» будет обращаться к России в случае преодоления региональных проблем. И среди этих проблем канцлер назвала Украину и Иран. Тем самым, был нанесен очень сильный удар по честолюбию Путина и планам России занять высокое место в мировой политике», - считает украинский политолог, директор социологической службы «Украинский барометр» Виктор Небоженко.

По его мнению, теперь стратегия Запада будет заключаться в социально-психологическом, морально-политическом давлении на президента России, а также предоставлением доказательств его неспособности управлять ситуацией. «Неспособности выполнять роль, на которую он претендует, роль мирового лидера», - подчеркнул эксперт.

По его словам, демонстрация того, что Владимир Путин вовсе не тот самодержец, которым он себя представляет, довольно весомый результат саммита «семерки». Учитывая же актуализацию Приднестровского конфликта и разгорающийся скандал с футбольной темой, что также является доказательствами слабости Путина, Небоженко считает, что G7 начали применять новую политику, которая заключается в непосредственном давлении на российского президента и демонстрацией того, что Россия не является страной мирового масштаба. «Самое главное, что произошло на саммите, – это создание публичных поводов и условий для раздражения Путина, как мирового политического деятеля для того, чтобы показать, что Россия не является страной мирового масштаба. Это очень унизительный результат для России. И он по своей мощи важнее, чем санкции», - отметил он.

Санкциям – быть

Что же касается санкций, то саммит «семерки» проходил как раз в тот момент, когда Россия на Донбассе фактически торпедировала Минские соглашения, выполнение которых является главным условием для снятия части западных ограничений по отношению к РФ. Причем министр иностранных дел России Сергей Лавров тут же поспешил заявить, что это Украина намеренно обострила ситуацию. «Понимаете, это «джокер» в руках украинской власти – мы, украинцы, будем саботировать выполнение Минских договоренностей, а страдать за это будет Россия, потому что санкции против России никто не будет снимать», - подчеркнул глава МИД РФ.

Лавров считает, что, увязав санкции против России с выполнением Минских договоренностей, Запад стал заложником украинского правительства. Впрочем, глава российского внешнеполитического ведомства лукавит, поскольку часть санкций против РФ были введены задолго до Минска-1 или Минска-2 – сразу после аннексии Крыма. И вопрос их отмены до освобождения украинского полуострова от российской оккупации не стоит вовсе.

«Лидеры G7 не приняли какого-то официального решения по этому вопросу (вопросу санкций – УНИАН), поскольку хотят убедиться и лучше разобраться в том, что происходит на Донбассе и насколько далеко пойдет Россия в разрушении Минского процесса», - рассказал УНИАН политический аналитик Института Евроатлантического сотрудничества Владимир Горбач.

По его словам, если лидеры «семерки» в этом убедятся, то вопрос усиления санкций будет приниматься в рабочем порядке. Впрочем, уже сегодня можно с уверенностью констатировать, что 25-26 июня на заседании Европейского Совета ЕС точно их не отменит. «Как минимум, до конца года», - считает Горбач.

С таким мнением согласен и экс-министр иностранных дел Украины Владимир Огрызко. По его словам, мировые лидеры еще до начала саммита G7 заявляли, что в случае, если Россия и боевики будут продолжать эскалацию ситуации на востоке Украины, то санкций не только не будут отменены, а должны быть усилены. «Вопрос заключается только в том, когда будет подведена временная черта под этим выводом. Сколько еще надо ждать грубых нарушений этих Минских договоренностей для того, чтобы были приняты меры?» – отметил он.

По мнению дипломата, лидеры стран «семерки» должны провести определенную «красную линию», означающую, что ее пересечение для России будет означать новую серьезную фазу санкций, о которых «стоило бы объявить публично, спокойно, без каких-либо закулисных маневров». В частности, тема отключения от системы SWIFT обсуждается уже не один месяц, но, к сожалению, пока дело дальше не идет. «Очевидно, что есть и голоса против, потому что это (отключение от системы SWIFT – УНИАН) повлечет за собой так же и определенные проблемы для западного мира. Но они не сравнимы с тем вредом, который будет нанесен экономике России», - констатирует Огрызко.

По его словам, проблема усиления экономического давления со стороны Запада состоит в том, что страны «Большой семерки» все еще находятся в процессе переосмысления роли России в качестве глобальной мировой угрозы. Хотя уже появляется мнение, что РФ «постепенно становится глобальной проблемой номер один».

То есть, с одной стороны, как уже было сказано выше, лидеры G7 говорят о том, что сегодня РФ не является партнером «семерки», поскольку нарушает все, что можно нарушать и поддерживает ценности, несовместимые с ценностями стран G7, «поэтому о снятии санкций речи быть не может». С другой стороны, часть лидеров «семерки» говорят о том, что пока не готовы предоставлять Украине летальное оружие, а еще часть заявляют, что Россия нужна им в качестве партнера.

В этой связи, по словам украинского дипломата, процесс переосмысления роли России в мире идет достаточно долго и противоречиво. «И мне кажется, что, наверное, только следующая генерация молодых политиков на 100% поймет, что такое РФ», - резюмировал Огрызко.

Группа поддержки Украины

Как бы там ни было, для Украины сегодня принципиально важно, что Запад сохраняет давление на Россию. «Именно этого накануне саммита G7 добивался президент Порошенко. У него был телефонный разговор с президентом США Бараком Обамой, еще с двумя лидерами G7 - Канады и Японии - он встречался в Киеве», - рассказал УНИАН глава правления Центра прикладных политических исследований «Пента», политолог Владимир Фесенко.

Впрочем, всех проблем украинско-российского конфликта наличие санкций не решает. Во-первых, путем санкций не удается заставить Россию капитулировать на востоке Украины. Во-вторых, путем санкций невозможно заставить Кремль отдать «отжатый» Крым. Грубо говоря, эффект от санкций можно будет ощутить лишь в перспективе, поскольку они – инструмент длительного воздействия.

Однако два фактора санкционного воздействия на Россию существуют уже сегодня. «Это эффект сдерживания России от более мощной и масштабной агрессии против Украины, а также принуждение РФ хотя бы к переговорному процессу», - отмечает политолог.

По его мнению, задача «минимум» выполнена – санкции удерживают Россию в переговорном процессе, в то же время, консолидированная позиция стран Запада способствовала решению МВФ о предоставлении Украине долгосрочной программы поддержки. Не говоря уже о ежегодной финансовой помощи ЕС для поддержки финансовой стабильности и украинских реформ. «Группа поддержки Украине, организованная по итогам саммита - это намерение на будущее, - отмечает Фесенко. - После завершения этой войны нам потребуются серьезные деньги на восстановление инфраструктуры и экономики востока Украины. И для этого тоже нужна поддержка стран Запада. То, что на саммите особое внимание уделили вопросам энергобезопасности и экономической поддержки Украины, свидетельствует о том, что Запад понимает - перспективы Украины зависят не только от разрешения кризиса в Донбассе, но и от восстановления и экономического роста Украины».

«То, что группа советников будет присутствовать в Киеве, значит, что страны G7 на самом деле уделяют большое внимание проведению реформ в Украине и наблюдению за этим процессом здесь», - соглашается с Фесенко Владимир Горбач.

Таким образом, с одной стороны, Запад финансирует проведение реформ в Украине, с другой – намерен помогать в этом и консультировать украинскую власть. Но, справедливости ради, отметим, что не только помощью западных друзей Украины реформы должны увенчаться успехом. Критическое значение имеют политическая воля украинских «элит». И, если местный политический истеблишмент не возьмется за реформы, без оглядки на какие-то свои внутренние интересы, финансовые убытки или падение рейтингов, ни миллиардные вливания, ни санкции в качестве сдерживания страны-агрессора нам не помогут.

Татьяна Урбанская, Константин Гончаров

подробнее )

Коллективная небезопасность

17 июня в Латвии вспоминают как дату начала советской оккупации 1940 года. В 75-ю годовщину аннексии депутаты Государственной думы РФ направили генеральному прокурору РФ письмо с просьбой оценить, легитимно ли в 1991 году был создан государственный совет СССР, принявший ряд решений, «нанесших громадный ущерб суверенитету, госбезопасности и обороноспособности страны». В частности, в письме сказано, что постановления о признании независимости трех прибалтийских республик, «закрепили отторжение от СССР значительной части его стратегически важной территории, потерю морских портов и акваторий, повлекли развал единого оборонного пространства страны, нарушение экономических связей с прибалтийскими республиками». А это, по мнению российских депутатов, не просто преступные деяния, но особо опасные государственные преступления, по которым нет срока давности и которые должны квалифицироваться как «измена Родине».

Любопытно, что в этот же день, по информации Национальных вооруженных сил Латвии, у границ страны было замечено девять самолетов Вооруженных сил России, а также несколько военных кораблей. В целом, с начала текущего года, вблизи латвийских территориальных вод российская техника была замечена 61 раз. Тем самым, подтверждая опасения прибалтийских стран по поводу возможной агрессии со стороны России.

Казалось бы, чего бояться странам-членам НАТО, при условии, что главнокомандующий войск Альянса в Европе генерал Филипп Бридлав признал, что действия Москвы находятся под пристальным контролем. Но не все так просто. Дело в том, что идея применения военной силы против России, в случае ее нападения на страны НАТО, не пользуется широкой поддержкой в странах Западной Европы.

Так, согласно недавнего социологического опроса, проведенного известным исследовательским центром Pew Research Center, 58% жителей Германии, 53% населения во Франции и 51% в Италии не считают необходимым применять военную силу в ответ на российскую агрессию против союзника по НАТО. Впрочем, «воинственные» намерения продемонстрировали граждане США – 56%, Канады – 53%, Великобритании – 49%, Польши – 48%, Испании - 48%. Таким образом, социологи отмечают, что «большинство опрошенных в странах НАТО не склонны выполнять обязательство об оказании помощи союзникам, включая использование вооруженных сил, предусмотренное статьей 5 Североатлантического договора».

УНИАН поинтересовался у экспертов, что стоит за этими цифрами, будет ли политика руководства стран-членов НАТО, в случае военной агрессии, соответствовать общественному мнению, и стоит ли опасаться действий России ее соседям, которые находятся в составе Североатлантического альянса. 

Европа против войны

Старший научный сотрудник The Brookings Institution и Французского института международных отношений Павел Баев считает, что данные вышеупомянутого опроса не должны добавлять тревоги странам Балтии, поскольку результат исследования отражает лишь факт - европейцы не хотят войны и не хотят принимать решений, связанных с войной. «Но даже такое отношение не может подорвать приверженность остановить российскую агрессию всеми необходимыми средствами», - уверен он.

По его словам, стоит лишь вспомнить массовый сдвиг общественного мнения в Европе в прошлом году, который повлекла за собой трагедия с рейсом МН 17. В этой связи, если рассматривать гипотетический сценарий возможного движения российских войск через границы прибалтийских стран, такое событие, «несомненно, принесет гораздо более сильную реакцию».

По словам Баева, специфическое развертывание российских «зеленых человечков» в Крыму стало для НАТО предупреждением.

В частности, относительно того, что военные вызовы могут быть «не совсем» военными. «Эстония и в меньшей степени Латвия подвергаются воздействию России и прилагают все усилия, чтобы найти правильные ответы на эти вызовы. По моему убеждению, Москва не будет стремиться повторить подобную операцию в Прибалтике только потому, что не имеет возможности ведения двух гибридных войн одновременно. И она очень глубоко застряла в трясине Донбасса», - считает эксперт.

Помимо этого, Россия не имеет качественного военного превосходства в Балтийском регионе, поэтому не пойдет на серьезную наступательную операцию. В этой связи, скорее, следует ожидать различных провокаций, стремящихся заставить НАТО нервничать и держать в готовности свои силы в этом регионе.

О том, что идея воевать за пределами территории своей страны в общественном мнении любых стран всегда непопулярна говорит и научный директор Института евроатлантического сотрудничества Александр Сушко: «Она непопулярна даже в том случае, если идет в разрез с международными обязательствами соответствующей страны. Особенно это касается Европы, которая очень дорого заплатила за мир после столетий войн, поэтому пацифистские настроения в Европе широко распространены, и это факт», - уверен эксперт.

Причем пацифизм европейцев касается не только агрессии России, но вообще любых военно-политических действий. А результаты вышеупомянутого исследования хоть и являются тревожным сигналом, но не открывают чего-то нового. По мнению эксперта, приблизительной так население европейских стран реагировало бы на подобные опросы и пять, и десять лет назад.

С другой стороны, ряд экспертов считают, что опасения стран Балтии относительно возможной агрессии со стороны России, небезосновательны. Так, по словам дипломата, эксперта «Майдана иностранных дел» Александра Хары, вооруженные силы Эстонии и Латвии насчитывают по 5,5 тысяч военных, у Литвы – приблизительно 11,7 тысяч личного состава. В то же время, небезызвестные в Украине псковские десантники недавно проводили учения с привлечением около 6 тысяч военных. «Целью учений было взятие под контроль вражеского аэродрома и затем развертывание своих сил. Эти учения направлены непосредственно против Латвии и Эстонии», - считает дипломат.

В результате, несмотря на то, что партнерам по НАТО говорят, что страны-члены Альянса подтверждают действие Североатлантического договора и, в частности, пятой статьи, определяющей нападение на одну страну нападением на всех членов Альянса, это не уменьшает тревоги жителей Латвии и Эстонии. 

«Старая Европа чувствует себя более защищенной, не воспринимает Россию угрозой и видит большие выгоды от торговли, получения дешевых ресурсов и рынка сбыта для своей продукции», - отмечает Хара.

Зато все больше попыток успокоить союзников в Прибалтике делает США, размещая небольшие контингенты на территории Балтийских стран и в Польше, перемещая туда технику, а также организовывая совместные учения. «То есть, они фактически показывают присутствие своего флага на этих территориях, чтобы немного снизить нервозность, но в целом и в Прибалтике, и в Польше, есть ощущение угрозы», - отмечает эксперт.

НАТО не панацея

Впрочем, по словам Александра Сушко, достоверно нельзя спрогнозировать, чем будут руководствоваться страны-союзники, в случае возникновения реальной опасности, «поскольку ситуации непредсказуемы и реакции на них могут существенно отличаться в зависимости от обстоятельств». «Если говорить о ситуации «гибридной войны», когда отсутствует факт объявления войны или какое-то легитимное решение, которое бы свидетельствовало о ведении непосредственно военных действий, то каждый случай будет рассматриваться каждой страной отдельно. И страна-член Альянса будет самостоятельно принимать решения, каким образом ей выполнять свои обязательства в рамках 5 статьи Вашингтонского договора…», - считает эксперт.

Другими словами, гипотетическая потребность в военной помощи всех стран-членов НАТО может заставить создавать силы быстрого реагирования. Однако даже в случае кризисной ситуации в какой-то из стран Альянса, задействование национальных военных подразделений тех союзников, которые находятся далеко от зоны конфликта, вряд ли будет обязательной.

«В статье 5 Вашингтонского договора нет детализации того, каким образом должна проявляться агрессия, чтобы обязанности коллективной безопасности вступили в силу. На сегодняшний день, дискуссии, которые идут в странах НАТО, касаются вопроса, что должно считаться агрессией или нападением», - рассказал УНИАН содиректор программ внешней политики и международной безопасности Центра Разумкова Алексей Мельник.

Например, помимо вооруженной агрессии, это может быть кибернападение, или какие-то другие атаки, в частности, на энергетический сектор. «Это не обязательно должно быть классическое вооруженное нападение, когда лавины танков или самолетов начинают атаковать территорию. Так же нет четкого требования, что поддержка стран-членов Альянса должна осуществляться направлением самолетов, танков или солдат для защиты союзника», - пояснил он.

В результате, одна страна может оказывать союзнику военную помощь, другая - экономическую или военно-техническую. «Этот вопрос гораздо комплекснее, чем это было во времена Второй мировой войны, когда союзник обязан был вступать в боевые действия», - рассказал эксперт.

Помимо этого, по словам Мельника, решение о применении статьи 5 Вашингтонского договора «принимается не референдумом, или на основании опроса общественного мнения, а на уровне глав государств НАТО».

Будущее Альянса

В любом случае, эксперты сходятся во мнении, что данные исследований общественного мнения по таким вопросам невозможно игнорировать. Такие опросы, в том числе, являются косвенным подтверждением отсутствия солидарности внутри Альянса. Причем, это касается не столько НАТО, сколько самого Евросоюза. Особенно, учитывая проблемы, связанные с применением санкций против России и распределением бремени этих санкций между странами-членами ЕС.

Александр Мельник, в частности, считает, что результат опроса – сильный сигнал для политических лидеров, для правительств этих государств. «Сейчас необходимо вести более мощную информационную кампанию и разъяснять своим гражданам, почему коллективная безопасность важна и необходима. То есть, принцип «один за всех и все за одного» сегодня может касаться, например, Германии, когда она не видит непосредственной военной угрозы для себя, но, теоретически, не исключается, что завтра это нежелание рисковать своим благополучием или безопасностью ради кого-то может так же коснуться их самих. Это - элементарные вещи, которые должны доноситься как устами политиков, так и другими средствами, через СМИ или проведением целенаправленных информационных кампаний», - говорит он.

Как бы там ни было, эксперты сходятся во мнении, что, на сегодняшний день, альтернативы существованию Североатлантического альянса нет. «Более того, в последние годы очевидными стали те мотивы создания и существования Альянса, которые многие считали неактуальными», - отмечает Александр Сушко.

С этим соглашается и Алексей Мельник: «Вопрос существования Альянса, который стоял перед НАТО достаточно остро после окончания «холодной войны», или даже еще 3-5 лет назад, когда отсутствовала очевидная угроза, сейчас не стоит... Существует угроза и это будет побуждать проводить изменения внутри Альянса, но я даже не допускаю вероятности, что кто-то может серьезно ставить вопрос среди стран-членов относительно целесообразности существования НАТО».

По его мнению, на сегодняшний день альтернативы НАТО для обеспечения безопасности как Европы, так и Северной Америки, не существует. А попытки создать некое подобие оборонного альянса в ЕС успешными можно назвать лишь частично и с натяжкой.

В свою очередь, аналитик британского центра Chatham House Орыся Луцевич считает, что странам-членам НАТО нужно не просто беспокоиться за собственную безопасность, а инвестировать в нее. «НАТО - это система коллективной безопасности, сила которой заключается в способности каждого члена Альянса иметь боеспособную армию», - говорит она.

В то же время, эксперт отмечает, что, на сегодняшний день, только 4 страны НАТО придерживаются требования тратить 2% ВВП на оборону - это Эстония, Великобритания, США и Греция.

Константин Гончаров

подробнее )

В ожидании трибунала

Год назад крушение пассажирского самолета малайзийских авиалиний, унесшее жизни 298 человек, кардинальным образом изменило отношение мирового сообщества к российско-украинскому конфликту. Трагедия, ставшая актом международного терроризма, приковала внимание всего мира к ситуации на востоке Украины, после чего регион перестали воспринимать просто как очередной очаг нестабильности где-то на задворках Европы.

Россия запуталась в версиях

Несмотря на то, что официальное расследование еще не завершено, в информационном поле уже «гуляют» масса версий случившегося. Любопытно, что Украина все это время придерживается одной из них - МН17 был сбит пророссийскими террористами из российского БУКа. Международные следователи неохотно приоткрывают детали расследования, также придерживаются мнения, что Boeing-777 был сбит из БУКа. И, чем дальше продвигается анализ всех версий, тем больше склоняются к мнению, что пассажирский авиалайнер сбили пророссийские террористы из российского БУКа. Версии же, озвучиваемые не только вожаками российско-террористических войск, но и главными лицами Российской Федерации, многочисленны и противоречивы.

Напомним, год назад, сразу после авиакатастрофы, пророссийские боевики отрапортовали, что сбили украинский АН-26. Сообщение о «победе» над «хунтовским самолетом» массово подхватили российские СМИ. И только когда пришло прозрение, что стреляли в украинский транспортник, а сбили пассажирский лайнер, стали «зачищать» информпространство от своего предыдущего ликования. УНИАН писал, как это происходило. 

Собственно, даже после того, как накануне годовщины трагедии стало известно, что международные следователи уже точно установили, откуда завозился ракетный комплекс, кому он принадлежал, с какого точно места производился пуск ракеты, каким маршрутом и куда вывезли БУК, Россия продолжает генерировать «новые» идеи и версии. К примеру, Следственный комитет РФ недавно пришел к выводу, что Boeing был сбит ракетой «воздух-воздух», которая была произведена не в России.

Впрочем, Москву не устраивают не только предварительные результаты международного расследования. Кремль выступает категорически против создания международного трибунала по крушению малайзийского авиалайнера, несмотря на то, что такую инициативу поддержали все страны Совбеза ООН. После того, как 14 июля текущего года в СБ ООН был внесен проект резолюции о создании международного трибунала, российские чиновники и дипломаты бросились рассказывать о контрпродуктивности такого вопроса. В свою очередь, украинские эксперты считают, что само по себе такое поведение России является контрпродуктивным.

Трибунал под вопросом

Содиректор программ внешней политики и международной безопасности центра Разумкова Алексей Мельник отмечает, что поддерживает инициативу создания международного трибунала, «поскольку для того, чтобы установить истину, недостаточно будет решения какого-либо одного из национальных судов, должна быть наиболее авторитетная международная институция, решение которой будет признано если не всеми, то большинством стран».

К сожалению, создание трибунала пока остается проблемным. «Мы уже сейчас видим, что есть очень жесткое сопротивление со стороны России в этом вопросе», - рассказал эксперт.

Однако, по его словам, механизмы воздействия на Россию имеются. В частности, можно либо убедить Россию отказаться от права вето в Совете безопасности ООН, либо же обойти это право вето путем принятия решения на Генеральной Ассамблее ООН, где собираются все страны. «При этом, одним из способов заставить Москву не применять право вето является постановка вопроса, который должен прозвучать публично: если вы не признаете своей вины и ответственности за произошедшую трагедию, то тогда не логично блокировать создание трибунала, если РФ заинтересована в установлении истины», - отметил Мельник и добавил, что это очень упрощенный подход и, прежде всего, задача дипломатии на уровне лидеров государств.

В свою очередь, дипломат, экс-генконсул Украины в Стамбуле и Эдинбурге, глава правления фонда «Майдан иностранных дел» Богдан Яременко отмечает, что создание трибунала по МН17 - перспектива не ближайшего времени, но между тем, она абсолютно реалистична. «Создание подобного трибунала - это реалистичный сценарий. Совет безопасности ООН не примет решение создания трибунала, поскольку есть одно заинтересованное государство – Россия. Она уже четко выразила свою позицию о нецелесообразности существования такого трибунала, очень спекулятивную, необоснованную, но, тем не менее, категорическую. Поэтому создание трибунала потребует определенного времени, так как нужно будет найти правовые механизмы решения этого вопроса, и они существуют в рамках ООН. Совершенно очевидно, что, если совет безопасности ООН не может принять какое-то решение, он ( подробнее )

Сирийские амбиции Кремля

В сентябре 2013 года, сирийский вопрос позволил президенту Российской Федерации Владимиру Путину сорвать «джек-пот» во внешней политике, утвердив Россию миротворцем и крупным геополитическим игроком (речь идет о компромиссном предложении передать химическое оружие, которым располагала Сирия, под международный контроль и полностью его утилизировать).

Спустя два года, в 2015-м, вновь разыгрывая сирийскую карту, Кремль, теперь уже отягощенный санкциями за аннексию Крыма и разжигание конфликта на Востоке Украины, напоминает о своем геополитическом «величии», разве что, собственным гражданам. Во всяком случае, риторика сирийского вопроса - не последняя тема российского информационного пространства. Но, в этой связи не стоит исключать, что на трибуне Генеральной Ассамблеи ООН – благодатной аудитории, которой важно слышать об угрозе мира – Владимир Путин может сделать попытку превратить эту карту в некий «козырь», предложив, к примеру, создать антитеррористическую коалицию во главе с РФ против ИГИЛ.

Подготовка к такому сценарию ведется, по меньшей мере, с лета текущего года. Так, глава внешнеполитического ведомства России Сергей Лавров и президент РФ Владимир Путин уже заявляли, что Кремль выступает за инициативу создания широкого антитеррористического фронта с участием сирийских правительственных войск, иракской армии и курдов. Более того, Путин сообщал и о том, что обсуждал эту тему с руководством Саудовской Аравии и Иордании, президентами Турции, Египта и США.

Однако одно дело – говорить о антитеррористической коалиции, в которой могут быть заинтересованы множество сторон, а другое – наращивать собственное военное присутствие в регионе, засылая в Сирию «зеленых человечков», прикрываясь тем фактом, что Россия поставляет военную технику официальным сирийским властям с целью борьбы с терроризмом.

Кочующие «зеленые человечки»

После того, как в начале сентября в СМИ появились первые сообщения о том, что Кремль усиливает свое военное присутствие в Сирии и глава Госдепартамента США Джон Керри отметил, что «подобного рода действия могут привести к дальнейшей эскалации конфликта», в МИД России ответили, что о переброске российских военных речь не идет, а Москва поставляет военную технику в Сирию вполне официально. Тем не менее, появление российских «зеленых человечков» и их непосредственное участие в конфликте на стороне армии президента Сирии Башара Асада было зафиксировано, в частности, на видео (на видеозаписи, отображающей наступление сирийской армии, виден новейший российский бронетранспортер и слышны переговоры на русском языке). «Российские военные советники, как предполагается, уже долгое время находятся в Сирии в рамках программы Москвы по оказанию помощи сирийскому режиму. Однако до сих пор не было никаких свидетельств об их участии в военных операциях», - написало об этом инциденте издание Times.

Кроме того, в Интернете «засветились» фотографии российских военнослужащих, по меньшей мере, двух отдельных воинских подразделений, развернутых в Сирии – 810-й бригады морской пехоты и 336-й гвардейской бригады морской пехоты. И, по информации американской частной разведывательно-аналитической компании Stratfor, россияне строят на сирийском аэродроме базу для своих дальнейших операций.

Строительство ведется по всей территории аэропорта, на месте старых построек возводятся новые. Также вдоль всей восточной взлетно-посадочной полосы видны следы земляных работ, цель которых – приспособить ее к приему тяжелых транспортных самолетов. Таким образом, переоборудование аэропорта свидетельствует, что сейчас Москва готовится к развертыванию ВВС РФ на территории Сирии, если еще не успела этого сделать, отмечают аналитики. «Для постоянного военного присутствия за рубежом Москва должна обеспечить постоянный канал снабжения и контингент для его защиты. Для этого Россия создала «воздушный мост» с Ближним Востоком. Размещение российских ВВС, а именно истребителей и ударных вертолетов на территории Сирии – безусловная эскалация вмешательства Москвы во внутренние дела Сирии», - говорится в отчете компании.

В результате, несмотря на то, что во вторник сирийские власти опровергли сообщения ряда СМИ о присутствии российских военных, заявив, что это вымысел западной разведки, ряд стран, в том числе, Болгария и Украина, закрыли свое воздушное пространство для российских самолетов, следующих в Сирию.

Вернуть былое влияние

По словам политолога, директора социологической службы «Украинский барометр» Виктора Небоженко, после года вооруженной агрессии российской армии против Украины, российских генералов просто уже нельзя загнать в казармы. Поэтому для Владимира Путина выгодно дать им возможность поиграть оружием на новом полигоне для реализации, которым оказалась Сирия. «Российская армия хочет воевать, и Путину ничего не остается делать, как дать ей новый жирный кусок», - считает он.

«Россия фактически еще со времен Советского Союза имела передовую военно-морскую базу на территории Сирии. Российское военное присутствие в виде военных специалистов и экспертов сохранялось в Сирии очень давно и имеет определенные традиции. Сейчас, насколько я понимаю, Россия воспользовалась формальным согласием США по более активному военному противодействию Исламскому государству. И, пользуясь случаем, начала наращивать свое присутствие и специалистами, и военными, передает вооружение, которое она достаточно активно передавала и в начале вооруженного конфликта в Сирии», - отмечает украинский дипломат, глава правления фонда «Майдан иностранных дел» Богдан Яременко.

По его словам, нынешняя геополитическая игра, которую затеяла Россия – вопрос престижа и сохранения своего присутствия в очень большом регионе Ближнего Востока и Северной Африки, откуда, после развала Советского Союза, она была вытеснена. «И, конечно, это очень символический политический жест Владимира Путина всему миру. Мол, он не бросает своих союзников», - считает дипломат.

Впрочем, не стоит исключать, что президент РФ может с легкостью променять сирийский вопрос на какие-то более выгодные политические партии. «Косвенно больше вовлечение России в Сирии фактически увеличивает важность и значимость аргументов в политических торгах по всему спектру вопросов повестки дня, скажем, российско-американских отношений», - рассказал Яременко.

С таким мнением соглашается и научный директор Института Евро-Атлантического сотрудничества Александр Сушко: «Мы видим, что, с одной стороны, Россия намекает, что может помочь международному сообществу преодолеть угрозу Исламского государства. Но, с другой стороны, речь идет о нескоординированной с другими игроками деятельности, которая направлена исключительно на защиту режима давнего союзника и сателлита Москвы в этом регионе – Башара Асада».

По его мнению, своей активностью в Сирии, Владимир Путин добивается того, чтобы с ним считались, чтобы с ним согласовывалась международная политика. «Он добивается того, чтобы быть не одним из изгоев мировой политики, а конструктором, архитектором мирового порядка. В данном случае, это классическая тактика имперского экспансионистского государства – показать свое присутствие, продемонстрировать, что и здесь (в Сирии, на Ближнем Востоке) мы тоже есть», - отметил он.

«РФ стремится играть роль сверхдержавы, она стремится восстановить статус, который, в свое время, имел Советский Союз. То есть, глобального игрока, имеющего силы противостоять США, Западу, на разных континентах, иметь своих союзников и вести глобальную игру», - считает политолог, глава центра политических исследований «Пента» Владимир Фесенко.

Однако, по его мнению, «силенок у современной России сейчас меньше, чем у Советского союза». А вот амбиций у Путина играть в такую игру – хоть отбавляй. «Он это демонстрирует в разных формах, в том числе, путем грубого нарушения международного права… Тем не менее, сохраняя присутствие в Сирии, он стремится влиять на один из ключевых регионов современного мира - Ближний Восток - и иметь свой плацдарм в этом регионе», - отметил он.

Игра на эмоциях

Научный директор Института Евро-Атлантического сотрудничества Александр Сушко отмечает, что, сейчас еще слишком мало данных для того, чтобы сказать, каков масштаб российского военного присутствия в Сирии и действительно ли русские воюют на стороне Асада, «поскольку нет никакой информации о погибших». В этой связи, по его мнению, вся ситуация выглядит демонстративной акцией, «призванной показать готовность России в той или иной степени принять участие в сирийской проблеме, в ее решении или, наоборот, углублении».

Такая игра на эмоциях, безусловно, отражается на аргументах определенной части западного политического спектра, которая готова «купиться». В частности, к таковым можно отнести недавние высказывания экс-президента Франции Николя Саркози, который в интервью французскому изданию Le Figaro заявил, что Запад должен перевернуть страницу холодной войны с РФ.

«Очевидно, он движется в том русле, на который Путин рассчитывает. Но, в данном случае, очень мало шансов привлечь на свою сторону большинство политических игроков на Западе», - считает Сушко.

Но не стоит исключать, что, в ближайшее время, мир еще не раз услышит голос друзей Путина, которые будут призывать повернуться к нему лицом, поскольку он, якобы, очень нужная персона для борьбы с Исламским государством.

«Пока США демонстрируют, что они рады приветствовать более активное вовлечение России в определенные вопросы глобальной повестки дня. Но тем не менее, они не уступают относительно аннексии Крыма и войны на востоке Украины. Однако Путин создает предпосылки для более активной игры в будущем, если создастся соответствующая возможность», - считает Богдан Яременко.

Что же касается возможных торгов России с Западом в виде «обмен Сирии на Украину», эта версия активно разгоняется в российских медиа, однако отображает, скорее, российские намерения, нежели реальность. «Ни про какой размен речь не идет, но Россия хочет подтолкнуть Запад к такому размену», - убежден Владимир Фесенко.

По его словам, Кремль будет стремится сохранить контроль над Донбассом и над Асадом, но подкидывает Западу эту наживку, надеясь, что «Запад на это клюнет, пойдет на какие-то договоренности с Россией и она будет для себя выторговывать либо снижение санкций, либо уступки по украинскому вопросу».

Пока же, в условиях относительного затишья на Донбассе, Россия втягивается в сирийский конфликт, это может несколько облегчить жизнь Украине. «Если Россия будет открывать дополнительные фронты, для нас это возможность более активно заниматься укреплением армии, линии противостояния с сепаратистами, может быть будет меньше рисков и угроз на Донбассе… Однако это только потенциальные возможности, - считает Фесенко. - В конце концов, как будет себя вести Путин в Сирии и на Донбассе знает только он сам. Зачастую, он действует нерационально, и от него можно ожидать любых неприятных сюрпризов».

Вовлеченность в конфликт как генератор проблем для РФ

Впрочем, неприятные сюрпризы, в связи с вовлеченностью в сирийский конфликт, могут ожидать и саму Россию. Во-первых, ситуация может очень не нравиться Турции. «В частности, потому, что правящая партия президента Эрдогана уже длительное время проводит очень активную кампанию, направленную против лично президента Сирии Башара Асада, а также призывает к более активному международному вмешательству в гражданскую войну в Сирии. Вокруг этого у России с Турцией уже возникали проблемы, в частности, с пропуском самолетов», - отметил Богдан Яременко.

По его мнению, это один из тех элементов, который может очень серьезно повредить турецко-российским отношениям. Но как, в какой степени и по каким вопросам - трудно прогнозировать. Например, тема газопровода «Турецкий поток» - это, прежде всего, экономический вопрос. И, на сегодняшний день, Россия и Турция не могут договориться относительно него не по политическим, а по экономическим причинам. «Но, не исключено, что в будущем противоречия, которые есть у России с Турцией в Черноморском регионе, на Ближнем Востоке могут создать такой фон политических отношений и политического диалога, который не позволит решать конструктивно какие-то практические вопросы двустороннего взаимодействия», - считает украинский дипломат.

Во-вторых, не стоит сбрасывать со счетов ИГИЛ, поскольку заявления о том, что «Исламское государство» открывает фронт на Кавказе, уже неоднократно прозвучали. «В России может происходить также, как это было с европейскими государствами, когда мусульмане из европейских стран, которые прошли сирийский фронт, возвращались в свои государства и устраивали террористические акты», - отметил Владимир Фесенко.

Учитывая, что российские граждане воюют в Сирии, не стоит исключать, что они могут возвращаться в Россию со спецзаданиями от Исламского государства. Таким образом, риски возвращения бумеранга из Сирии в Россию присутствуют. Другое дело, в каких это формах будет проявляться, и в каких масштабах.

Впрочем, стоит отметить, что Россия уже сталкивалась с проблемой терроризма. Причем, власть всегда использовала любую экстремистскую деятельность на территории своей страны для укрепления авторитарного режима и личной власти Владимира Путина.

Татьяна Урбанская, Константин Гончаров

подробнее )

Посол Венгрии в Украине: Не следует забывать и молчать о том, что вместе с мигрантами в Европу могут попасть и террористы

Господин посол, в первую очередь, хотелось бы поговорить о том, что происходит сейчас в вашей родной стране: речь, конечно же, о так называемом «сирийском вопросе»…

Что происходит? Происходит то, что сегодня перед Европой, в более узком значении – Европейским Союзом – стоит наибольший вызов с начала создания ЕС. Причиной этого является определённый парадокс: в рамках своих границ ЕС создал привлекательное и успешное пространство, но по его соседству не удалось продвинуть ни развитие, ни верховенство права, ни безопасность... Серьёзные вооружённые конфликты, политическая радикализация и экономическая отсталость являются характеристиками больших территорий Северной Африки, Ближнего Востока и Восточной Европы, последствиями которых стали общественные потрясения, гражданские войны. Миллионы людей стали беженцами. В связи с этим Венгрия оценивает международную ситуацию как очень сложную, в результате которой в некоторых мусульманских странах граждане вынуждены массово покидать своё место жительства. Поэтому мы утверждаем, что миграционный вызов следует решить там, где он разразился, согласно европейских ценностей и интересов народов, которых касается этот вопрос.

Каким способом решать?

Единственным – путем завершения сирийской, иракской, ливийской гражданских войн, путем консолидации усилий всех стран ЕС в ситуации с беженцами, бежавшими из этих стран в соседние государства, исходя из того, что это будет значить решение проблемы, а не её экспортирование.

Существует ли раскол в самой Венгрии по поводу предпринимаемых правительством шагов?

Несущественный, но есть. Некоторые граждане считают, что правительство неправильно решает вопросы с беженцами, хотя подавляющее большинство все-таки поддерживает все шаги властей. Но в общем мы считаем, что в ЕС до сих пор не осознали в полной мере, насколько серьезная возникла проблема. По нашим данным, в Европу приехало около полумиллиона беженцев, но нам известно, что очень много мигрантов еще в дороге из лагерей соседних стран. И там не только жители Сирии, но и Ближнего Востока, Пакистана, Африки.

Я не понимаю, как беженцы попадают в Венгрию? Если они двигаются со стороны Сербии, значит – из Греции. Получается, что Греция, находясь в ЕС, не защищает и свои границы, и всего Шенгена?

Да, большинство беженцев попали в Венгрию из Греции, хотя она действительно состоит и в Шенгене, и в ЕС. Фактически, Греция должна была зарегистрировать беженцев, ввести их в процедуру предоставления убежища, получить информацию о цели их приезда – словом, осуществить все необходимые в таком случае процессуальные действия. Но Греция этого не сделала, и таким путем более 90% беженцев ринулись в направлении Венгрии. Как результат, каждый день по 8-10 тысяч человек приезжают в нашу страну. Кстати, если раньше шли со стороны Сербии, то теперь уже из Хорватии. Пока с этой страной у нас не закрыта граница, просто физически нереально сразу построить ограждение.

Что значит «ограждение»? Это в прямом смысле слова стена?

Венгрия закрыла около 180 километров границы с Сербией. Что это значит? Мы закрыли так называемую «зеленую» границу и определили пункты, где принимают беженцев, регистрируют их для определения того, имеют ли эти люди право просить убежище. Это огромная работа, тяжелая, неблагодарная.

К сожалению, еще и СМИ нередко подают одностороннюю информацию по поводу того, что происходит в этих пунктах. К примеру, все показали, как венгерские полицейские использовали водометы и слезоточивый газ, но никто не показал, как перед этим беженцы закидали наши правоохранительные органы камнями и ранили несколько человек. Но даже несмотря на это, мы защитили границу, что и должны были сделать, поскольку это граница не только Венгрии, но и Шенгена.

В этом контексте мне очень неприятно постоянно слышать, как критикуют действия правительства Венгрии. Я хочу еще раз акцентировать: Венгрия в ситуации с беженцами действует исключительно в рамках законодательства Шенгена и ЕС, защищает общую территорию, и за это постоянно подвергается критике.

Господин посол, ведь речь идет не только о том, что люди бегут от войны?

Да. Согласно нашей оценке, речь идёт об акции частично спонтанной, частично организованной сетью торговли людьми, и, судя по массовости мигрантов, мы можем говорить также о переселении (миграции) народов.

Да, Венгрия сочувствует всем тем мигрантам, которые прибывают с добрыми намерениями, невзирая на их принадлежность к иной культуре и религии. Но не следует забывать и молчать о том, что вместе с мигрантами в Европу могут попасть и террористы, и влияние этого мы сможем почувствовать лишь позже. Кстати, уже известны примеры того, что секретные службы некоторых стран нашли среди мигрантов лиц, входящих в список террористов.

Поэтому сейчас мы строим забор на границе с Хорватией.

А со стороны Украины?

На данный момент этот вопрос не стоит. По моей информации, на протяжении всего текущего года зафиксированы буквально единичные случаи задержания беженцев на украинско-венгерской границе. Это пока что. Но хочу отметить, что с украинской стороной налажено очень тесное сотрудничество по вопросу приграничного контроля.

Хотя ничего нельзя исключать, поскольку беженцы постоянно ищут новые дороги, и особенно ищут их те, кто занимается организацией каналов переправки людей в Европу. А то, что это делается в основном организованно, это факт. Мы знаем, какие у большинства мигрантов материальные возможности, у них есть деньги на дорогие смартфоны и так далее. Когда они нападали на нашу полицию, это тоже было организовано, и это четко видно на видеосъемке. Поэтому мы и говорим, что это даже не миграция, это четко спланированная акция с целью достижения лучших условий жизни, и поэтому - достаточно серьезная проблема.

Парламент Венгрии утвердил использование армии для охраны границы от беженцев. Военные будут охранять только те участки, где прорываются беженцы, или всю границу, в том числе с Украиной?  

Названные вами меры были утверждены в связи с тем, что милиция просто физически не справлялась с тем количеством мигрантов, которые устремились в Венгрию. На границе с Украиной военные задействованы пока не будут. Как я уже говорил, на этом 137-километровом участке – порядок, проверка идет.

«О дополнительном контроле или ужесточении визового режима для украинцев речь не идет»

Возможно ли ужесточение визового режима с Украиной в связи с сирийской ситуацией?

Нет, наоборот. Вы знаете, что недавно на саммите Восточного партнерства в Риге наш премьер Орбан первым предложил ввести безвизовый режим с Украиной, но поддержки не получил.

Мы сегодня делаем все возможное для Украины, для её граждан. Я сам лично всегда говорю нашим консулам – помогайте, давайте максимально долгосрочные визы, если есть возможность. Мы приветствуем европейский выбор Украины, как всегда это и делали. 

Могут ли в данный момент правоохранительные органы Венгрии потребовать от туристов то, чего раньше не было: дополнительные подтверждающие документы о цели визита и тому подобное?

Нет, о дополнительных мерах мы не говорим, Венгрия и дальше все делает исключительно в рамках законодательства стран ЕС и Шенгенского пространства. Вы же знаете, что, по правилам визового режима, наши правоохранительные органы могут просить предъявить не только визу, но и другие документы, на основании которых предоставлено право на въезд в страну. Например, приглашение, материальное обеспечение, забронированный номер в гостинице и так далее. Это все законно, и об этом часто забывают соискатели виз. Отмечу, что все подобные вопросы всегда находят решение, и на сегодня на границах с Украиной у Венгрии порядок. Да, после событий в Мукачево наши правоохранительные органы немного более тщательно проверяют документы и багаж, но и только. 

В контексте темы о проверке в пунктах пропуска следует отметить учащенные жалобы украинских граждан на то, что приходится долго простаивать в очередях…

Согласен, очереди возникают. Поймите правильно, в связи с событиями в Мукачево и постоянными попытками контрабанды товаров, мы приняли решение чуть более тщательно проверять документы и багаж, о чем я уже говорил. Конечно же, мы хотели бы закрыть вопрос и проблему контрабанды полностью, поскольку защищаем экономические интересы своей родной страны.

Но, в то же время, венгерское правительство работает и над решением вопроса очередей. В связи с этим на сегодня есть предложение об открытии дополнительных пунктов пропуска на венгерско-украинской границе. Уже готовы проекты, но, к сожалению, официальный Киев пока что, из-за войны и экономического кризиса, не может выделить деньги на строительство с украинской стороны.

Один пункт пропуска, насколько мне известно, вы даже готовы открыть?

Да, полностью готов к открытию пункт пропуска «Надьходош-Велика Паладь», к нему уже построена дорога. Более того, с целью уменьшения очередей на границе, мы хотели бы часть транспорта из пункта пропуска «Чоп-Загонь» перенаправить в пункт пропуска «Берегшурань-Астей», это Международный пункт пропуска «Лужанка». Но мы сможем это сделать только в том случае, если будет построена объездная дорога вокруг города Берегово. Венгрия даже предложила построить эту трассу на деньги нашего «Эксим-банка», плюс отремонтировать дорогу до Мукачево, и, в результате, солидная автотрасса фактически соединит Венгрию с Киевом. Но нужны государственные гарантии Украины. Их нет. Я сам несколько раз встречался в украинском министерстве инфраструктуры с министром и его заместителями, все обсудили, посмотрели все пункты, но, к, сожалению, ничего не изменилось. С украинской стороны это объясняют войной.

И потому мы говорим: нужно, в первую очередь, мирно решить военный конфликт, и нет ничего лучше на данный момент, чем Минские соглашения. Я думаю, каждый согласится с тем, что лучше любой мир, чем война, где каждый день погибают люди...

Возможно ли вообще такое понятие между Украиной и Венгрией, как общий контроль на границе? Это бы существенно сократило время для ее пересечения. Возможно, есть наработки в этом направлении между двумя странами?

Это реально, поскольку в новом пункте пропуска «Надьходош – Велика Паладь» мы предлагаем общий контроль, и вообще, на всех новых пунктах пропуска, которые мы хотели бы открыть на венгерско-украинской границе, мы хотели бы осуществить это. Практика существует, Польша с Украиной уже работают в таком режиме.

Интересует и ситуация с получением венгерского гражданства этническими венграми, которые живут на территории других государств. В Украине неоднозначно восприняли ваше соответствующее законодательство...

Исторически так сложилось, что очень много венгров оказались в чужой стране. Вчера они еще жили в Венгрии, уже завтра оказались за ее пределами. Они не покидали свою родину, но изменялись границы. И касается это примерно 3 миллионов людей, которые живут в приграничье. Хотел бы подчеркнуть, что в Венгрии проживает 10 миллионов венгров, а, кроме них, в мире – ещё 5 миллионов. Поэтому мы считаем, что у них есть моральное право быть гражданами Венгрии. Поэтому, как только появился способ для осуществления этого, на законодательном уровне было принято решение о возможности в упрощенном варианте получить венгерское гражданство. И я особенно акцентирую на том, что такие действия Венгрии ни в коем случае не направлены против Украины.

С другой стороны, поскольку Украина движется в направлении Евросоюза, а в ЕС двойное гражданство приемлемо, то не исключено, что и Украина может изменить свое отношение к этому вопросу и к миллионам украинских граждан, живущих в разных странах по всему миру, в духе продвижения евроатлантической интеграции.

Не так давно были озвучены цифры, что около 124 тысяч украинцев подали документы на получение гражданства, причем половина – незаконным путем. По данным венгерских СМИ, официальный Будапешт инициирует проверку документов на получение гражданства. Известно ли, какие это могут быть мероприятия?  

Наверно, есть и такие люди, которые используют любые деньги для того, чтобы купить гражданство. Как и коррумпированные чиновники, которые готовы «помочь» в этом. Но это недопустимо. Естественно, мы выступаем против подобных действий. Проверки будут осуществляться по ходу получения документов, про дополнительные меры мне не известно. Однако, озвученная пропорция, в любом случае, является преувеличением.

В свое время Венгрия озвучивала вопрос о создании на Закарпатье так называемого Притисянского округа, который бы объединил населенные пункты компактного проживания венгров и дал возможность представителю нацменьшинства баллотироваться в законодательные органы Украины. Понятно, что перед нынешними выборами вопрос уже не актуален, но существует ли он вообще в повестке дня официального Будапешта?  

Как известно, в украинском парламенте есть представитель венгерской партии, и мы очень рады возможности венгерского нацменьшинства озвучивать свои стремления и интересы на высшем уровне в Украине.

Бесспорно, венгры были бы очень рады созданию так называемого Притисянского района, представители которого (венгерская община) могли бы выбирать своего представителя в законодательные органы. Особенно это важно в тех регионах, где венгры живут компактно (к примеру, население Береговского района Закарпатья - около 80 % венгры). Именно поэтому венгерские партии в Украине и просят такой «нарезки» округов, которая бы позволила венграм попадать в парламент, местные советы. И именно исходя из нынешней ситуации и была озвучена 25 сентября позиция госсекретариата Венгрии по поводу того, что ЦИК Украины, при создании новых избирательных округов накануне местных выборов, не руководствовался интересами нацменьшинств.

Но у нашей страны такая политика: пусть люди сами определяют на месте, что им нужно, например, какая форма самоуправления, а венгерское правительство поддержит инициативу со стороны легитимных представителей венгерского национального меньшинства. Это не в Будапеште надо решать, это местная община должна инициировать, она здесь... ( подробнее )

Реформирование ООН: от "глубокой обеспокоенности" до эффективных действий

С высокой трибуны ООН юбилейной сессии Генассамблеи все громче звучат призывы преобразования организации, которая занимается мировой безопасностью. В частности, большинство стан, выступают за расширение Совета безопасности ООН как в части постоянных, так и непостоянных членов, для обеспечения справедливой географической представленности всех регионов в этом органе. Также одним из ключевых вопросов является реформирование системы миротворчества, которая должна претерпеть фундаментальные изменения, чтобы соответствовать вызовам современности. Кроме того, одной из центральных тем в вопросе реформирования Совбеза стала недавняя инициатива Франции по ограничению в использовании права вето странами-постоянными членами.

Сегодня в состав Совбеза входят 15 членов: пять постоянных — США, Китай, Великобритания, Франция и Россия — и десять, заседающих по два года, непостоянных членов (пять из них ежегодно меняются). Страны из постоянной пятерки — союзники по Второй мировой войне – могут применять санкции против тех или иных государств, а, в случае необходимости, прибегать к военному принуждению. Каждый из пяти постоянных членов обладает правом вето и фактически может заблокировать любое решение Совета безопасности ООН.  

Германия и Япония, которые, по объему отчислений в ООН, являются вторым и третьим донорами после США, утверждают, что они заслуживают постоянного места в Совбезе. Еще в 2004 году эти страны вместе с Индией и Бразилией объединились в так называемую «Группу четырех» (G4), заявив о своем стремлении получить постоянное место в СБ, структура которого, по их мнению, со времен окончания Второй мировой войны устарела и не отражает реальной расстановки политических сил в мире.

Действительно, в последний раз реформа Совбеза ООН проводилась в 1963 году, тогда его состав увеличился с 11 до 15 стран. Наконец, в 2014 году было принято решение о создании рабочей группы для изучения вопроса расширения совета за счет постоянных и непостоянных членов.

В ходе 70-й сессии Генассамблеи ООН в Нью-Йорке стремление расширить Совет безопасности Германия подтвердила снова. На встрече с коллегами из Бразилии, Индии и Японии канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила о необходимости изменения в структуре Совбеза, которые «отражают реальное распределение сил во всем мире». «Нам нужен новый метод работы, чтобы решать проблемы», — сказала она.

«В настоящее время не только мы вчетвером, но и многие другие страны не согласны со структурой и методами работы Совбеза. Мы хотим создать современную рабочую структуру СБ, которая соответствует XXI веку», — добавила она.

Канцлера Германии в своем выступлении поддержал американский лидер. В том числе, президент США Барак Обама предложил включить в Совбез, как минимум, одного представителя африканского континента. Обама также подчеркнул, что для того, чтобы орган продолжал быть эффективным, он должен учитывать «все различные тенденции» последних десятилетий. «США поддерживают концепцию модификации структуры Совета Безопасности ООН. Я думаю, что в принципе в Совете безопасности должен быть, по крайней мере, один представитель от Африканского континента, а также представители других регионов мира и некоторых других усилившихся держав», — заявил он.

Отсутствие в СБ ООН представителей Африки давно вызывает недовольство на Африканском континенте, о чем в ходе выступления на Генеральной ассамблее ООН заявил, в частности, президент ЮАР Джейкоб Зума. «Практически не было достигнуто прогресса относительно намерений глав государств и правительств в 2005 году о реформе Совета Безопасности ООН. Этому нет оправданий, и несправедливо, что более миллиарда человек на Африканском континенте до сих пор исключены из постоянных членов главной структуры ООН, принимающей решения — Совбеза», — сказал он.

Любопытно, что и президент Российской Федерации Владимир Путин заявил о готовности обсуждать изменения в организации: «Россия, как одна из стран-учредительниц ООН, заинтересована в укреплении этой универсальной организации. Мы понимаем, что мир меняется, и мы готовы на основе широкого консенсуса со всеми членами организации говорить и о развитии самой организации, но, не подвергая сомнениям ее универсальность, ее принципы работы».

Пересмотр архитектуры ООН

Не остался в стороне от всеобщих призывов к изменениям в ООН и президент Украины Петр Порошенко. На саммите по вопросам миротворчества он заявил, что ради сохранения мира и укрепления деятельности ООН необходимо провести ее реформирование. По мнению украинского президента, прочным основанием для таких изменений могли бы стать последние инициативы генерального секретаря ООН, в частности, относительно всеобъемлющего пересмотра архитектуры ООН по поддержанию и строительству мира, а также доклад независимой группы высокого уровня по миротворческим операциям.

Собственно, главным изменением, которое предложил Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун в своем 139-страничном докладе относительно реформирования миротворческой деятельности, должна стать скорость, с которой после решения Совбеза будут разворачиваться миротворческие силы. Для этого в распоряжении ООН должны появиться части постоянной готовности. Генсек ООН считает, что необходимо внести фундаментальные изменения в миротворческие операции, чтоб они соответствовали вызовам сегодняшнего и завтрашнего дня.  

Пан Ги Мун призвал ООН в целом сосредоточиться на предотвращении конфликтов и посреднических усилиях, что, по его мнению, уже само по себе избавит от необходимости проведения дорогостоящих миротворческих операций. Что касается самих миротворцев, то, по словам генсека, «нам нужно изменить то, как мы планируем и проводим миротворческие операции ООН, чтобы они были более мобильными, гибкими и более подотчетными перед странами и людьми, охваченными конфликтом».

В качестве решения этой задачи в его докладе предусмотрена выработка к началу следующего года плана развертывания в любой части света «полностью функциональных» сил быстрого реагирования для защиты гражданских лиц в течение 2-3 месяцев после того, как СБ ООН принимает решение о направлении миротворцев. Для этого в распоряжении ООН должны находиться подразделения, готовые к немедленной отправке.

Также Пан Ги Мун призвал к созданию нового глобального механизма, «который позволит справляться с вызовами в области мира и безопасности». На это, в частности, должно быть направлено «укрепление партнерства между ООН и Африканским союзом».

Назревшая необходимость

Дипломат, эксперт «Майдана закордонных справ» Александр Хара считает, что необходимость реформирования ООН назрела уже давно. «В целом система ООН сейчас не себя оправдывает, так как за 70 лет ситуация в мире изменилась. Уже нет блокового противостояния, основанного на идеологии, хотя, с другой стороны, можно сказать, что есть свободный мир, демократические страны и кучка авторитарных стран с кровавыми режимами, такие как Сирия и Россия», - уверен дипломат.

«Не следует забывать, что РФ за последние 20 лет вела войны как за рубежом, так и на своей территории. И до сих пор Чечня и Дагестан находятся в особом режиме, где постоянно проходят так называемые контртеррористические операции. Также в современном мире появилось много негосударственных игроков, террористических сетей и других подобных организаций, которые представляют угрозу безопасности мира и отдельным странам. То есть мир изменился, но механизмы, которые были заложены в 1945 году, не совсем соответствуют реалиям», - говорит он.

В этой связи, необходимость реформирования Совета безопасности ООН, органа, который отвечает за поддержание мира и безопасности, и является единственной структурой, решения которой обязательны для исполнения, назрела давно. В то же время, по мнению дипломата, есть ряд других отраслевых органов и судов, которые тоже нуждаются в реформировании, чтобы отвечать вызовам современности.

«ООН не справляется с новыми вызовами и угрозами в сфере безопасности, мировой экономики и выравнивании экономической несправедливости, глобальным потеплением и другими вещами. Но, с другой стороны, в настоящее время не видно, чтобы страны были готовы кардинально изменить эту систему», - отмечает Александр Хара.

Запоздалая реакция ООН

Часто это приводит к тому, что конфликты, которые пытается разрешить ООН, «к сожалению, заканчиваются замороженными стадиями, после чего снова возобновляются», отмечает директор военных программ Центра Разумкова Николай Сунгуровский. «Грубо говоря, от вмешательства ООН никому не становится легче», - подчеркивает он.

«Здесь необходим поиск инструментов. Альтернатив можно предлагать множество, вопрос в том, кто их выдвигает, и какие интересы при этом преследует. Как пойдет сложение этих стратегий в некую единую стратегию - вопрос открытый. Желательно было бы, чтобы внимание органа безопасности, которым является Совет безопасности, было сосредоточено не на урегулировании конфликтов, а на процессе их эскалации, то есть на ранних этапах возникновения таких конфликтов», - считает Сунгуровский.

Без этого, по его мнению, любые действия ООН будут запаздывающими, что негативно отразится и на разрешении того или иного конфликта. «Реформировать необходимо процедурную часть, которая заключается в лучшем кризисном менеджменте, лучшем планировании операций», - отмечает он.

Что же касается темы расширения членства в Совете безопасности, по словам военного эксперта, это очевидные вещи, поскольку сейчас на первые роли вышли страны Юга. Страны Севера и Запада, в основном, финансируют миротворческие миссии, а живую силу предоставляют, в основном, Южная Африка и Азия. Учитывая же, что Германия является одним из основных ведущих стан ЕС, то есть субъектом, который оказывает глобальное влияние на всю систему безопасности, она также должна войти в состав постоянных членов Совбеза ООН. 

В свою очередь, политолог Тарас Чорновол отмечает, что в контексте реформирования ООН как структуры, ей необходима большая императивность принимаемых решений, требующих безусловного выполнения. «Чтобы возросло значение решений Генеральной ассамблеи ООН, они в некоторых вопросах должны достичь императива», - считает он.

В этой связи, эксперт прогнозирует, что может быть пересмотрена уставная позиция относительно того, что «если решение во время голосования на Генассамблее набирает квалифицированное большинство (две трети или три четверти стран – об этом можно спорить), то в таком случае, оно становится императивным, по типу того, которое принимается Советом безопасности ООН».

«То есть, если страна заблокировала своим вето решение на Совете безопасности, можно провести это решение через Генассамблею, и оно вступит в полный императив, а не будет иметь консультативный, совещательный статус. Эти вещи серьезно рассматриваются, и Украина на них настаивает», - утверждает политолог.

Кроме того, эксперт указывает на необходимость возрастания роли и влияния ООН в зонах конфликта. В частности, усиления участия ООН в миротворческих организациях, упрощение системы направления миротворческих контингентов и пересмотр того, как должен оформляться мандат на выполнение миротворческих операций. То есть, в мандат миротворческих сил, по мнению Чорновола, должны закладываться большая жесткость и большие права.

Право вето или лицензия на убийство

Собственно, относительно злоупотреблений правом вето, этот вопрос поднимает постоянный член Совета безопасности ООН – Франция. В частности, ее последняя инициатива предполагает не пользоваться право вето в случаях, связанных с массовыми жертвами.

Идеи Франции готовы поддержать более 100 стран ООН. Украина же, в свою очередь, и вовсе выступает за постепенное ограничение права вето в ООН. «Украина выступает за постепенное ограничение права вето с дальнейшей отменой этого права. Право вето не должно стать актом прощения за преступления», - заявил президент Украины Петр Порошенко, намекнув на злоупотребления этим правом российской стороной.

В администрации президента Украины допускают, что в ближайшие дни в рамках сессии Генеральной ассамблеи ООН может быть принята резолюция относительно ограничения права вето для постоянных членов Совета безопасности.

«Об этом говорят уже все, кому не лень, конечно кроме некоторых из тех стран, которые являются постоянными членами Совета безопасности ООН. Президент Порошенко кстати и сказал, что в вопросах, касающихся массового уничтожения людей, право вето является лицензией на убийство. Однако, пока сделать такую ( подробнее )

Черногория присоединяется к НАТО, несмотря на недовольство России

2 декабря страны-члены Североатлантического альянса одобрили решение начать переговоры о вступлении Черногории в НАТО, сообщил генсек альянса Йенс Столтенберг: «Министры иностранных дел приняли историческое решение - начать процесс переговоров о том, чтобы Черногория стала 29-м членом нашего альянса».

Вице-премьер - министр иностранных дел Черногории Игор Лукшич назвал этот день историческим для своей страны, отметив, что Черногория и НАТО «открывают новую главу для более глубокой и тесной связи в роли союзников». «Это очень важно для стабильности и безопасности Западных Балкан. Я считаю, что каждый наш шаг по пути к членству в ЕС и членству в НАТО оказывает влияние на всех наших соседей, несмотря на их желание или нежелание вступать в НАТО. Но мы убеждены, что это будет иметь положительное влияние на соседние страны. И это положительное влияние мы увидим уже в ближайшее время», - отметил он.

Черногория намерена продолжать реформы, поскольку приглашение присоединиться к НАТО не является окончанием процесса, а лишь началом нового этапа взаимоотношений.

Стоит отметить, что решение о рассмотрении Черногории кандидатом  в новые члены Альянса было принято еще в сентябре 2014 на саммите НАТО в Уэльсе. Новоиспеченному государству, которое получило независимость в 2006 году, было дано время до конца 2015 года для проведения соответствующих реформ. В этой связи, Лукшич подчеркнул, что Черногория намерена продолжать реформы, поскольку приглашение присоединиться к НАТО не является окончанием процесса, а лишь началом нового этапа взаимоотношений.

Финишная прямая

По мнению политолога, директора Центра политических исследований «Пента» Владимира Фесенко, таким образом Черногория выходит на финишную прямую евроатлантической интеграции, а приглашение в НАТО – это финальная стадия. Процедурно – это начало переговоров о том, когда и каким образом Черногория станет членом НАТО.

Содиректор программ внешней политики и международной безопасности Центра Разумкова Алексей Мельник добавляет, что, как правило, срок вступления в НАТО после официального приглашения занимает, в среднем, от 2 до 4 лет, но это зависит от прогресса, то есть от того, насколько страна быстро выполняет те требования, которые ей выдвинуты. «Есть ПДЧ и годовые программы. Две стороны садятся и намечают план мероприятий, что именно страна должна сделать для того, чтобы стать полноправным членом НАТО. Затем, по окончании каждого года, подводится итог, оценивается прогресс и, в соответствии с этим, принимается решение. Это техническая сторона вопроса», - рассказывает он.

Политический эксперт, директор Центра исследований проблем гражданского общества Виталий Кулик отмечает, что Черногория выполнила домашнее задание и успешно внедряет стандарты Альянса. «Сейчас Черногория уже прошла всю процедуру, необходимую для имплементации стандартов НАТО и в военной области, и в политической, и в борьбе с коррупцией. Хотя, можно сказать, что в Черногории была достаточно неплохая политическая культура и политическая система, кроме этого неплохими были экономические показатели, и на данный момент это один из возможных успехов НАТО в расширении», - считает он.

НАТО -  единственная организация, которая дает надежные гарантии от внешней военной агрессии.

В свою очередь Мельник отмечает, что в вопросах членства в НАТО есть определенный политический контекст, но, в случае с Черногорией, барьеров, как у Грузии или Украины быть не должно. «Балканы, как мы знаем, имеют недавнюю историю конфликта, и по-прежнему остаются уязвимым регионом для дестабилизации. Вступление Черногории в Альянс – это взаимовыгодное решение, как для НАТО, так и для этой страны, поскольку действительно сейчас есть большой дефицит безопасности. И, на сегодняшний день, НАТО -  единственная организация, которая дает надежные гарантии от внешней военной агрессии… Однако членство в НАТО - это не только возможность получить определенные гарантии, но это и дополнительные обязанности как члена большого Альянса. То есть, это достаточно мощный сдерживающий фактор на случай если возникают какие-то конфликты с соседями», - рассуждает военный эксперт.

Такого мнения придерживается и Фесенко, по словам которого политический вопрос вступления в НАТО Черногории уже практически решен. К тому же, в ее пользу работают масштабы страны: «Черногория небольшая, речь идет о регионе, где НАТО и так выполняет функции европейского полицейского, обеспечивая безопасность в этом регионе». Более того, если в регионе не случится каких-либо кардинальных политических пертурбаций, вслед за Черногорией в активные переговоры о членстве в НАТО может вступить и Сербия. «И это будет настоящим плевком в Россию», - считает политолог.

Впрочем, пока, по его мнению, этот вопрос обсуждать рано.

Русское брюзжание

Действительно, ранее против вступления Черногории в Альянс неоднократно выступали российские власти, называя попытки вовлечь Черногорию в НАТО «негативным шагом и для европейской безопасности, и для отношений России и Черногории». Незадолго до принятия решения о начале переговоров о членстве в НАТО Черногории, председатель комитета Совета Федерации по обороне и безопасности РФ Виктор Озеров заявил, что любые программы, запущенны ранее между Россией и Черногорией, будут остановлены. «Черногория должна отдавать отчет в том, что, в связи с ее вступлением в НАТО, многие программы, которые они раньше реализовывали с Россией, в том числе, по военно-техническому сотрудничеству, будут невозможны», - заявил российский чиновник.

Появление в Черногории военных баз НАТО приведет к тому, что эта страна останется без российских инвестиций, которые много лет подряд были весьма существенными.

В свою очередь, член думского комитета по международным делам России Николай Левичев, пригрозил, что Черногория, к тому же, останется без российских инвестиций. «Черногория — еще один кусок бывшей Югославии, который войдет в Альянс. Сложно ожидать чего-то другого от абсолютно несамостоятельного государства, не имеющего даже своей валюты. Появление в Черногории военных баз НАТО приведет к тому, что эта страна останется без российских инвестиций, которые много лет подряд были весьма существенными», — заявил он.

По мнению же главы комитета Совета Федерации по международным делам Константина Косачева, «с точки зрения коллективной безопасности в Европе, с точки зрения объединения перед лицом новых вызовов и угроз, любое расширение НАТО - это не шаг вперед, а шаг назад».

Глава комитета Госдумы России по международным делам Алексей Пушков пошел еще дальше и заявил, что вступление Черногории в НАТО связано со сговором проамериканских, западных частей элит, которые руководят восточно-европейскими странами. «В Черногории, как мы знаем, были широкие выступления населения против вступления в НАТО. Референдум не проводился. По данным опросов общественного мнения, правительству, в случае проведения референдума, не удалось бы набрать необходимое большинство. Поэтому о воле народа говорить здесь, на мой взгляд, не приходится. Речь идет о сговоре проамериканских, западных частей элит, которые руководят восточно-европейскими странами. Также, постоянное расширение НАТО подтверждает, что эта организация имеет своей задачей противостоять, прежде всего, России», - сказал Пушков.

В Кремле заявили, что такое решение НАТО «не может не привести к ответным действиям с востока, то есть с российской стороны».

В МИД РФ, в свою очередь, отметили, что будут пытаться отговорить страну от вступления в альянс. А в Кремле заявили, что такое решение НАТО «не может не привести к ответным действиям с востока, то есть с российской стороны». Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков пояснил такие возможные действия России необходимостью «поддержания паритета интересов». Учитывая, что у России на Балканах нет никаких особых интересов, кроме символических, такими заявлениями Кремль, в очередной раз, проявляет свое рудиментарное великодержавие.

Тем более, Столтенберг подчеркнул, что в вопросе присоединения Черногории к альянсу не может быть и речи о вмешательстве третьих сторон: «Решение пригласить Черногорию стать полноправным членом НАТО не касается России». «Если российское вмешательство к чему-то и приведет, так это к тому, что с нашей стороны усилится желание пригласить Черногорию стать полноправным членом альянса, - подчеркнул генсек НАТО. - Босния и Герцеговина, Грузия и Македония также демонстрируют прогресс на пути к членству в НАТО».

Тактика «гибридной войны»

Несмотря на то, что решение о вступлении Черногории в НАТО готовилось уже более года, с подачи и при помощи российских спецслужб в столице Черногории и в ряде других городов уже были организованы массовые волнения. То есть, по словам Владимира Фесенко, Россия и ранее пыталась дестабилизировать ситуацию.

В этой связи, военный эксперт Центра Разумкова Алексей Мельник считает, что возможностями России в противодействии вступления Черногории в НАТО нельзя пренебрегать. По его мнению, как правило, Россия действует в каком-то дестабилизирующем контексте: это можно было наблюдать по отношению к Грузии, когда была, по сути, открытая война, аналогично Россия развернула агрессию и против Украины.

Таким образом, при необходимости, РФ включает энергетические, экономические инструменты, кроме того она попытается интенсивно использовать своих союзников в рядах членов НАТО, в первую очередь, Францию, возможно Венгрию, Грецию, в какой-то степени Германию.

Учитывая же мощные экономические, в том числе, частные интересы россиян в Черногории, нельзя исключать, что могут быть использованы схемы, которые успешно работают в Украине. «Они заключаются во вхождении в страну российского бизнеса, соответственно, с аккомпанементом коррупции. То есть то, что Россия успешно использует в тактике «гибридной войны»: подкуп политиков, возможность влияния на принятие решений, подпитка каких-то радикальных антинатовски настроенных общественных организаций, политических движений, весь этот арсенал остается актуальным», - уверяет эксперт.

Россия может попытаться спровоцировать политический кризис, чтобы оттянуть сроки и не допустить вхождения Черногории в НАТО.

С ним соглашается и Виталий Кулик, по словам которого Черногории, завязанной на российский бизнес и инвестиции, будет довольно трудно преодолеть рудименты постсоветской зависимости от метрополии России. К тому же, в условиях, когда обостряется противостояние между Западом/НАТО и Россией, Черногория может оказаться в политической турбулентности. То есть, Россия может попытаться спровоцировать политический кризис, чтобы оттянуть сроки и не допустить вхождения Черногории в НАТО, потому что процесс, который эта страна должна пройти до обретения членства займет, как минимум, 3 года. «России удавалось влиять на политические процессы на Балканах, в первую очередь, в Македонии и Сербии. Поэтому здесь есть большие риски. И, приглашая Черногорию в НАТО, ускоряя процесс интеграции страны, Альянс должен иметь в виду, что это также является определенным вызовом для безопасности всех Балкан. Здесь нужна встречная стратегия противодействия возможным негативным воздействиям на ситуацию со стороны России», - уверен он.

То есть, по мнению Кулика, Россия может использовать множество деструктивных элементов для дестабилизации. Это могут быть экономические, политические рычаги влияния, поддержка терроризма, реваншистских настроений, популистов, националистических групп.

Заразительный пример

Как бы там ни было, эксперты придерживаются мнения, что приглашение Черногории в Альянс – абсолютно закономерное и вполне логичное событие. Однако идти дальше, на постсоветское пространство, в НАТО пока не готовы. По словам Владимира Фесенко, у ворот пока остается Грузия, хотя с ней меньше рисков, чем с Украиной. У нашей же страны, при всем желании присоединиться к Альянсу, шансов сделать это вслед за Черногорией практически нет.

Пример Черногории для Украины показателен и может стать позитивным опытом в части проведения реформ, последовательном продвижении на пути европейской интеграции, что, в конечном итоге, приводит к НАТО.

В свою очередь, Алексей Мельник также отмечает, что, относительно Украины сегодня имеется достаточно взвешенная политика на официальном уровне, понимание в Киеве, в Брюсселе, и в других столицах Запада, что вступление Украины в НАТО - преждевременно. Если исходить из соображений повышения безопасности и стабильности, то, наверное, сейчас лучше не инициировать дальнейшие движения в сторону интеграции, считает он.

Тем не менее, эксперты сходятся во мнении, что пример Черногории для Украины показателен и может стать позитивным опытом в части проведения реформ, последовательном продвижении на пути европейской интеграции, что, в конечном итоге, приводит к НАТО. В этой связи, по мнению Виталия Кулика, приглашение Черногории в НАТО должно ускорить и актуализировать вопросы, связанные с украинским евроатлантическим выбором. «Успех Черногории и членство в НАТО должны спровоцировать дискуссию в Украине, чтобы ускорить имплементацию стандартов НАТО и все же определиться, насколько тесно мы взаимодействуем с Альянсом, формы этого взаимодействия. Поскольку повышенного уровня сотрудничества недостаточно, чтобы перейти на новый этап взаимодействия», - считает он.

Вместе с тем, президент Украины Петр Порошенко, выступая перед участниками торжественного собрания по случаю Дня Вооруженных Сил Украины, уже заявил, что «ориентир на Атлантику является ключевым» в украинской военной реформе. А военная доктрина Украины... ( подробнее )

Французский фронт Кремля

По результатам первого тура местных выборов, ультраправый «Национальный фронт», возглавляемый Марин Ле Пен, показал лучший результат в 6 регионах метрополии из 13 и набрал по стране 27,88% голосов. В то же время партия «Республиканцы», возглавляемая Саркози, в союзе с центристами взяла 26,98% и возглавила списки в 4 регионах. Правящие социалисты Франсуа Олланда получили 23,33% и стали лидерами лишь в трех регионах.

Накануне второго тура лидеры Социалистической партии призвали однопартийцев отказаться от участия во втором туре выборов в тех регионах страны, где ультраправый «Национальный фронт» набрал больше всего голосов. По словам первого секретаря партии Жана-Кристофа Камбаделиса, таким образом социалисты намерены поставить «республиканскую преграду» крайне правым. 

В свою очередь, лидер правоцентристской партии республиканцев, бывший президент Франции Николя Саркози исключил возможность отзыва своих кандидатов и формирования коалиции с Социалистической партией Франсуа Олланда перед вторым туром региональных выборов. По словам Саркози, он «услышал и понял глубокое разочарование французов».

Предохранитель от популистов

Несмотря на то, что такое поражение традиционных партий повергло местную политическую элиту в состояние уныния, ожидать такого же оглушительного успеха Ле Пен во втором туре региональных выборов не стоит, считает политолог, директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев.

В частности, потому, что сама по себе избирательная система Франции нацелена на то, чтобы в представительских органах доминировали две ключевые силы - лево-социалистическая, возглавляемая Франсуа Олландом и республиканцы Саркози. «Радикалов во втором туре отсеивают. Тем более, успех в первом туре дал возможность умеренным политическим силам осознать серьезность угрозы и мобилизоваться», - отмечает он.

Что же касается будущих выборов в Национальное собрание (нижнюю палату парламента), то на Западе, по мнению эксперта, результаты голосования за местные органы власти отличаются от общенациональных кампаний. То есть, если на местном уровне выигрывают несистемные партии, то на общенациональном уровне доверить власть разного рода радикалам и популистам избиратель не решается.

В целом же, по мнению дипломата, эксперта «Майдана иностранных дел» Александра Хары, успех крайне правых во Франции был прогнозируем, и это является общеевропейской тенденцией после террористических атак и проблем с волнами беженцев из Сирии. «Это те причины, почему общества начинают прибегать к крайностям. И как раз «Национальный фронт» Мари Ле Пен резонирует с антииммигрантскими настроениями, выступает против ЕС как института. Поэтому, конечно, французы и голосовали именно за «Национальный фронт», - считает он.

Успех крайне правых во Франции был прогнозируем, и это является общеевропейской тенденцией после террористических атак и проблем с волнами беженцев из Сирии.

Ко всему прочему, на выбор французов накладываются еще и экономические проблемы. «Люди видят, что происходит, и они в этом обвиняют ЕС как организацию, и страны-члены хотят большего суверенитета и независимости, - отмечает эксперт. - Все эти настроения толкают большую часть общества в сторону радикальных взглядов, в частности, к крайне правым».

Впрочем, по мнению дипломата, как и во всех нормальных странах, если люди видят, что выборы может выиграть какая-то экстремистская сила, то это побуждает других, более взвешенных людей, мобилизоваться и пойти голосовать. Поэтому, в принципе, во втором туре можно ожидать либо уравновешивание сил, либо сбалансирование того результата, который получила Мари Ле Пен в первом туре выборов.

В свою очередь, политический аналитик института Евроатлантического сотрудничества Владимир Горбач отмечает, что повышенная тревожность относительно результатов голосования во Франции на местном уровне пока преждевременна. «Это выборы в местных коммунах, и здесь могут быть любые коалиции. К тому же, эти органы власти не решают вопросы безопасности или внешней политики, поэтому, как правило, коалиции на региональном уровне создаются арифметикой голосов в каждом отдельном муниципалитете. Как правило, «Национальный фронт» остается за бортом коалиции, но если без него коалицию нельзя сформировать, то системные партии работают в коалиции вместе с ним», - сказал эксперт.

Ищите Шарля де Голля

Вместе с тем, каким бы ни был результат радикальных сил на местном уровне, правящим социалистам следует всерьез задуматься о грядущих парламентской и президентской кампаниях. Особенно, учитывая, что у социалистов сейчас нет нового лидера, а по качеству лидерства к Франсуа Олланду возникает много вопросов. «Сейчас, когда в мире возрастает роль военной геополитики, есть запрос на сильных лидеров, - отмечает Вадим Карасев. - Почему во Франции сейчас много симпатиков президента РФ Владимира Путина скрытых и явных? Или на Ближнем Востоке столько симпатиков Эрдогана? В мире есть запрос на сильного лидера в условиях нестабильности, когда все институты разрушаются, рассыпаются, размягчаются и становятся желеобразными».

В этой связи, по мнению политолога, запрос на сильного лидера проявляется как никогда. В условиях войны с террором, возрастания террористических угроз и фактора милитаризации геополитики как ключевого фактора международных отношений Франция может реанимировать запрос на нового де Голля, на место которого сейчас открыто претендует Саркози. Последний, по словам Карасева, явно сдвигается вправо, сдвигается ближе к Путину и России, тесня позиции «Национального фронта» Мари Ле Пен.

В условиях войны с террором, возрастания террористических угроз и фактора милитаризации геополитики как ключевого фактора международных отношений Франция может реанимировать запрос на нового де Голля, на место которого сейчас открыто претендует Саркози. 

Поэтому главная интрига будущих парламентских и президентских выборов во Франции – это конкуренция на правом фланге. «Это значит, что основную битву за власть поведут республиканцы (Саркози) и национал-популисты (Ле Пен), а традиционная левая политическая культура во Франции, которая сегодня олицетворяется Олландом и социалистами, наверное, в новой избирательной кампании вряд ли будет играть решающую роль», - уверен Карасев.

В свою очередь, Владимир Горбач считает, что в этой возможной дуэли победу наверняка одержит Саркози, который является весьма контраверсионным, и которого, впрочем, не назовешь большим другом Украины. Чего стоят лишь его заявления о легитимности псевдореферендума, проведенного в Крыму под дулами российских автоматов, а также визит членов его партии на территорию аннексированного полуострова. Впрочем, его заигрывания с российским политическим руководством не являются каким новым прецедентом в его биографии. «Действующий французский президент Франсуа Олланд был бы для Украины более подходящим, но и Саркози - это не Ле Пен. Просто он, как публичный политик, жаждет реванша и пытается заигрывать с теми общественными настроениями, которые существуют во французском обществе, а также использовать всех возможных союзников, в том числе, и внешних», - уверен эксперт.

Сейчас все французские политики пытаются консолидировать как можно больше голосов, в том числе и Олланд с его визитами в Москву. Его заигрывания тоже продиктованы внутриполитической борьбой, считает Горбач. Поэтому, по его мнению, игры французских политиков (не важно, Олланда или Саркози) с Россией будут продолжаться до завершения президентской кампании во Франции. А после избрания любой французский президент будет действовать исключительно в соответствии с национальными интересам Франции, а не своими политическими.

Кремлевские «кукловоды»

В свою очередь, политолог Тарас Чорновил считает возрастание роли Ле Пен и Саркози во Франции негативным сигналом для Украины, а также знаковым посылом того, что в Европе начинают нарастать определенные деструктивные процессы. «Это достаточно умело сманипулированные результаты на основе мигрантского кризиса, – считает он. – Особенно, если учесть, что этот кризис возник почему-то именно в тот момент, когда он был выгоден России, когда она нанесла удар по единству ЕС накануне выборов, а не возник раньше, когда было наибольшее количество жертв в Сирии, когда был страшный разгул войны».

В этой связи, по словам Чорновила, «появляется все больше подозрений в том, не было ли этот поток беженцев в Европу также хорошо срежиссирован». Политолог напоминает, что беженцы «вдруг» массово устремились в Европу только в тот момент, когда Россия стала активно участвовать в сирийском конфликте - сначала на политическом уровне, затем бомбардировками. И никто не может объяснить, почему беженцы не хлынули в Европу, когда на ранних этапах конфликта в Сирии погибло четверть миллиона людей. «А итогом этого стали результаты выборов, в которых побеждали пророссийские или толерантные к России силы в ЕС, которые всегда были евроскептиками с радикальными настроениями», - уверен он.

По мнению эксперта, вслед за Францией подобные победы маргинальных, радикальных и антиевропейских ревизионистских сил на выборах разных уровней могут происходить и в других странах ЕС, и это «часть хорошо продуманного Россией плана».

По убеждению Чорновила, результат второго тура французских выборов можно спрогнозировать: население резко уйдет «вправо», и начнет исповедовать изоляционистские принципы. А евроскептицизм как раз и исповедуются теми партиями, которые поддерживаются или финансируются РФ, либо же связаны с ней дружескими отношениями.

Вслед за Францией подобные победы маргинальных, радикальных и антиевропейских ревизионистских сил на выборах разных уровней могут происходить и в других странах ЕС, и это часть хорошо продуманного Россией плана

Политолог считает, что этот результат - признак слабости демократии, которая не может противостоять прямым вызовам и прямым диверсиям, хорошо срежиссированым против нее. «Появление России в Сирии, поток беженцев в Европу и победа Ле Пен во Франции - это все связано, но что-либо противопоставить этому институты демократии просто не в состоянии», - сетует он.

В итоге, если на момент парламентских и президентских выборов во Франции Россия, в большей или меньшей степени, будет находится в том же состоянии, что и сейчас, то, как предполагает политолог, она использует Париж, чтобы разрушить политику санкций и единство ЕС. В этой связи Киеву нужно сделать как можно больше, пока во Франции при власти лояльные к Украине социалисты. Поскольку в дальнейшем мы можем потерять Францию ( подробнее )

Основатель Bellingcat Элиот Хиггинс: Адвокат Скиннер идет в ЕСПЧ с делом против РФ и лично Путина из-за того, что произошло с МН-17 и в отношении российского вмешательства в Украину

Доклад, где содержатся имена и фотографии российских военных, которые, по мнению группы, причастны к крушению MH17, две недели назад был предоставлен голландской прокуратуре.

Ранее, в прошлом году, участникам Bellingcat удалось установить, что к крушению MH17 причастен батальон 53 системы воздушной защиты из Курска.

Закончили ли вы с расследованием причастности российских военных к трагедии рейса МН-17?

Мы потратили год, изучая военных из 53 бригады (53 зенитно-ракетная бригада ПВО России из Курска, - УНИАН), проверили все социальные медиа, которые мы смогли найти и которые связаны с этим случаем. Трудно сказать, что можно рассматривать дальше... Мы исчерпали этот вопрос. Может появиться другая информация, и мы ее рассмотрим.

Планируете ли вы опубликовать доклад, который был предоставлен по этому вопросу Нидерландам, на вашем сайте?

Мы планируем опубликовать отредактированную версию доклада, в которой будет большей частью та же информация, но без имен и индивидуумов, 25 января. Это доклад на 123 страницы, где есть достаточно много соответствующей информации.

У нас также есть люди, которые работают над русскоязычными публикациями. Сейчас мы ищем финансирование для русской версии сайта, так как существует значительный интерес со стороны русскоязычных организаций и отдельных лиц. Мы говорим о 50-60 тысячах фунтов, которые необходимы для того, чтобы платить за перевод материалов. У нас есть волонтеры, но лучше иметь работника на постоянной основе.

Как много фото и видео вы посмотрели?

Мы изучали сотни, если не тысячи, соответствующих фото и профайлов, смотрели, уместна ли информация. Мы нашли имена военных из 53 бригады, смотрели на друзей, которые у них есть, на родственников.

А откуда вам известно, что это – не фальшивка, что это – действительно надежная информация? Думаете ли вы, что международная следственная группа может доверять этой информации?

Многие люди считают, что фотографии в интернете – это просто фотографии, и они не думают, как эти фото связаны с информацией. То есть, у нас есть фото солдата, не просто парня, который стоит посреди поля, мы нашли его страницу в социальной сети, посмотрели на то, что он делает, кто его друзья, мы видим, что его друзья также являются членами этой команды (участвовавшей в атаке на MH-17, - УНИАН). Что мы делаем, так это строим сеть информации вокруг конкретных изображений. А это – важная часть процесса.

У вас в списке двадцать имен. Возможно ли определить среди них того, кто действительно нажал на кнопку или отдал приказ?

Мы заявили, что есть двадцать человек (виновных в катастрофе MH-17, - УНИАН). Но это – двадцать тех, кто входит в командную структуру – командиры бригады, батальона. Это те люди, через которых идут команды. Но есть также лица, которые, похоже, являются частью конвоя. Мы отследили конвой 53 бригады 24-25 июня. Это – большое количество солдат, автомобилей, транспортные подразделения. Эти люди передвигались вместе весь путь в Украину. Мы говорим примерно о сотне человек. И они – часть одного подразделения. Они видели, что они делают, они знают, что они шли вместе, как подразделение, и устанавливали систему на месте.

Даже если кто-то не является частью списка из тех двадцати, они (члены конвоя, - УНИАН) могут быть свидетелями того, что произошло в этом лагере, они разговаривали друг с другом, а потому – можно установить, кто пересек границу, а кто – нет.

Думаете ли вы, что Россия позволит виновным предстать перед судом?

У меня по этому поводу большие сомнения. Я сомневаюсь, что их допросят, но и в этом случае – они будут проинструктированы, что они могут сказать, а что – нет. Очень трудно представить сценарий, в соответствии с которым они будут давать показания в суде.

Сейчас адвокат Джерри Скиннер, который представлял жертв катастрофы Локерби, в которой Ливия взяла на себя ответственность (рейс авиалиний Pan Am потерпел крушение 21 декабря 1988 из-за заложенной на борту взрывчатки, погибло 243 пассажира и 16 членов экипажа, - УНИАН), идет в Европейский суд по правам человека с делом против РФ и Путина лично в отношении того, что произошло с МН-17 и в отношении российского вмешательства в Украину. Также должна быть публичность в отношении того, что сделала Россия, в отношении того, что Россия постоянно врет в отношении МН-17.

Есть ли признаки причастности к происшедшему высокопоставленных российских военных?

Мы только можем предположить, что солдаты, которые перешли границу и сбили МН-17, получили приказ это сделать. И этот приказ должен быть пройти через разных людей. Откуда этот приказ исходил? Я думаю, что это должно быть очень высоко. Должны быть люди разных рангов, которым было известно, что происходит…

Говоря об этом преступлении, каково ваше мнение – что случилось?

Возможно, целились в украинские самолеты, транспортный и военный, не понимая, что, на самом деле, это был МН-17, и его сбили случайно. До этого был сбит украинский транспортный самолет, и это была еще одна попытка повторить то же самое.

Ожидаете ли вы отзывов из Нидерландов на ваш доклад?

Мы находимся в контакте с полицией Нидерландов, они дважды приезжали в Великобританию говорить со мной, проявляли заинтересованность в том, что мы делаем. Но они не говорят много, они говорят только «спасибо», но не сообщают о деталях следствия.

Ирина Сомер, Брюссель

подробнее )

Первый шаг в крымской стратегии Украины

На своей первой в 2016 году пресс-конференции, президент Украины Петр Порошенко заявил, что Украина рассматривает создание нового переговорного формата для деоккупации Крыма - «Женева плюс». «Борьба за возвращение Крыма тоже остается первым приоритетом на повестке дня. И мы предложим создать международный механизм по деоккупации полуострова. По моему глубокому убеждению, оптимальным форматом для создания такого механизма является формат «Женева плюс»: с участием наших партнеров из ЕС, из США и, возможно, стран-подписантов Будапештского меморандума», - подчеркнул глава государства.

Петр Порошенко уже пытался вернуть «крымский вопрос» в международную повестку дня в октябре 2015 года в Париже на встрече «нормандской четверки». Тем более, этому способствовала успешная блокада активистами административной границы с полуостровом. Вместе с тем, канцлер Германии Ангела Меркель тогда отметила, что о восстановлении суверенитета Украины над Крымом в минском формате речь не идет.

Грубо говоря, на время минского процесса Запад закрыл глаза на вопрос Крыма. Но, если сегодня все стороны Минска-2 продолжают заявлять об относительных успехах в рамках Минских соглашений, пора бы возвращать в переговоры и крымскую тематику.

Экс-министр иностранных дел Украины Владимир Огрызко считает, что для достижения этой цели формат «Женева плюс» был бы наиболее правильным и эффективным. По его мнению, участие в переговорах стран, которые гарантировали Украине территориальную целостность, нерушимость ее границ и национальную безопасность является исключительно важным для успешности диалога. «Безусловно, на переговорах должен присутствовать и ЕС или в лице страны или стран, которым Брюссель поручит такое право. На сегодня в «нормандском формате» ЕС представляют Германия и Франция, возможно, такой вариант будет допустимым и на переговорах по Крыму, также может быть отдельное представительство ЕС как структуры. Тогда разговор будет действительно серьезный и будет иметь практические последствия», - уверен Огрызко.

«Нам нужен именно тот формат, который способен принимать решения», - добавил он.

Вместе с тем, экс-министр допускает, что Россия с подобным форматом не согласится. Однако такая ее позиция продлится до тех пор, пока РФ будет хватать экономической «подушки безопасности». Учитывая, что экономика России «сдувается» бешенными темпами, еще немного – и в этой «подушке» ничего не останется. И к тому моменту формат «Женевы плюс» должен будет продиктовать стране-агрессору что, как и когда она должна будет сделать, чтобы не получить новых санкций, уже по Крыму.

«Вот тогда мы будем иметь быстрое эффективное продвижение к восстановлению статус-кво, каким оно было по состоянию на февраль 2014 года», - подытожил Владимир Огрызко.

Дело в том, что санкционные ограничения за Крым, по сравнению с антироссийскими санкциями за Донбасс, по сути, являются косметическими. Это, в частности, запрет на въезд в разные страны около 400 человек, в том числе, крымских чиновников и граждан РФ, связанных с аннексией полуострова. Кроме того, 40 крымским компаниям запрещено действовать на территории стран, которые ввели эти санкции. В то же время, никаких болезненных секторальных санкций, финансовых, экономических или торговых ограничений для РФ по Крыму не было.

Сигнал Западу

Собственно, в подготовке к такому сценарию и была озвучена идея «Женевы плюс». По сути, это первое четко сформулированное предложение Украины к международным партнерам относительно того, каким образом решать непосредственно «крымский вопрос». «То есть, это предложение того, что можно сделать после того, как состоится урегулирования на Донбассе», - отметил политический аналитик Института евроатлантического сотрудничества Владимир Горбач.

По его словам, Петр Порошенко, обращаясь к первому переговорному формату «Женева» и к странам-гарантам территориальной целостности по Будапештскому меморандуму, заглядывает наперед. «Пока это – зондаж почвы, пока он предлагает международным партнерам такой формат, это предложение к рассмотрению», - добавил эксперт.

Вместе с тем, по мнению Владимира Горбача, создание подобного формата, в принципе, выглядит весьма реалистичным. Но есть одно условие – согласие на работу в этом формате страны-оккупанта - России.

На сегодняшний день официальная позиция РФ заключается в том, что в Кремле попросту отказываются обсуждать проблему Крыма и возвращения украинского суверенитета на территорию автономии. Но, как и Огрызко, Горбач считает, что с углублением экономического кризиса и нарастанием внутренних противоречий в России, когда в Кремле осознают, что могут спастись не просто отменой западных антироссийских санкций, а предоставлением финансовой помощи от международных организаций, РФ может сесть за стол переговоров для обсуждения будущего полуострова.

«В данном случае Россия находится совсем в другой ситуации, чем была два года назад. И сейчас абсолютно другой глобальный контекст мировой политики и особенно экономики», - отметил аналитик.

В этой связи, по его мнению, даже снятие антироссийских санкций по Донбассу, уже не спасут российскую экономику. А, если не начнется процесс урегулирования «крымского вопроса», то Запад может вводить новые санкции уже и с привязкой к Крыму.

В любом случае, не стоит ожидать, что «Женева плюс» сможет заработать параллельно с минским процессом. Создание действенного механизма решения вопроса Крыма – перспектива не ближайшего года.

Наступательная позиция

Вместе с тем, и Украине, чтобы удерживать «крымский вопрос» в повестке дня, необходимо идти в международные суды, выдвигать и отстаивать свои претензии, прежде всего, относительно материальных потерь от российской оккупации. Немаловажным фактором информационной политики по Крыму, по словам Горбача, может также стать членство Украины в Совете безопасности ООН в 2016 году. Эта площадка позволяет Киеву постоянно апеллировать к западным партнерам, а также сопровождать упоминаниями об аннексии Крыма Россией любую коммуникацию с российскими официальными лицами.

В таком случае, по мнению Горбача, стратегически Украина будет усиливаться, а российская сторона будет ослабляться. И чем дальше будет продолжаться борьба за Крым, тем шансы у Украины вернуть себе полуостров будут возрастать. «Россия будет и дальше ослабевать и сможет себе позволить отказаться от Крыма, если ценой этого будет стоять сохранения целостности самой Российской Федерации без Крыма. В таком глобальном контексте крымский вопрос может быть решен», - предполагает он.  

Директор Центра ближневосточных исследований Игорь Семиволос также считает, что инициатива «Женева плюс» может быть реализована только при готовности России признать факт того, что это – проблема. «Очевидно, что время для России еще не наступило, но мы уже должны артикулировать подходы, чтобы в будущем, когда время формирования такой группы придет, было понятно, чего хочет Украина и как она хочет этого достигать», - рассказал он.

Семиволос считает, что подобное заявление президента Украины - это определенный сигнал союзникам Украины и подписантам Будапештского меморандума о том, что Украина начинает более активную политическую игру в этом направлении. «Мы остаемся в стратегической игре, и мы предлагаем свой вариант развития этой игры. Это уже наступательная позиция Украины», - заявил он.

Кроме того, эксперт считает, что в подобные переговоры обязаны включиться США: «Это следует из Будапештского меморандума, они просто не могут отмахнуться. Это мяч, который мы подали на поле ЕС и США. И они соответствующим образом должны отреагировать. Они не могут сказать, что «нет, мы ничего делать не будем» просто по определению, потому что это разрушает всю систему международного права».

По мнению Семиволоса, такая позиция Украины – беспроигрышная игра. Однако не стоит ожидать, что она даст быстрые плоды. «Необходимо понимать, что это, как и любая стратегическая игра, предполагает определенную глубину. Очевидно, что будут разного рода политические торги, различные переговоры, визиты. Мы видим, что дипломатия активизировалась и это хорошо. Потому что, когда говорят дипломаты, пушки молчат», - отметил он.

Повестка переговоров

В свою очередь, дипломат, экс-генконсул Украины в Стамбуле и Эдинбурге, председатель правления фонда «Майдан иностранных дел» Богдан Яременко также считает, что участниками возможных переговоров по Крыму должны быть те страны, которые больше всего могут повлиять на эту ситуацию. Вместе с тем, по его мнению, главное, чего нужно достичь Украине – это не отдельных встреч по Крыму, а обсуждения комплекса вопросов, связанных с российской агрессией против Украины. И, возможно, комплекса вопросов по агрессивной внешней политике России в регионах Каспийского и Черного морей. «Проблемы Украины не единичны. Такие же проблемы имеют и Молдова, и Грузия, частично и Азербайджан. Здесь важно правильно сформулировать повестку дня. Вопрос участников формата переговоров важен, но второстепенен по сравнению с повесткой дня», - убежден дипломат.

По его мнению, «если ЕС и США поставят себе целью достичь такой повестки и формата переговоров, то у России, с учетом санкций, ситуации в экономике, падением цены на энергоносители, просто может не оказаться другого выбора». Кроме того, можно сыграть на желании России расширять список участников переговоров или дипломатических консультаций по Сирии, считает Яременко.

Другими словами, возможности заставить Россию согласиться на диалог по Крыму появляются, и они будут расти.

Константин Гончаров

подробнее )